Наверх

Ваш регион:

Россия


Да, верно! Выбрать другой

Андрей Звездов: итоги конференции поистине бесценны

После окончания работы Второй всероссийской (международной) конференции по бетону и железобетону "Бетон и железобетон - пути развития" наш корреспондент встретился с заместителем председателя Оргкомитета, президентом Межрегиональной ассоциации "Железобетон", академиком-секрета рем секции "Строительство" Российской инженерной академии, доктором технических наук, профессором, Заслуженным строителем РФ, Андреем ЗВЕЗДОВЫМ и попросил поделиться впечатлениями от этого форума.

- Нынешний форум бетонщиков проходил в течение пяти дней - весьма и весьма солидное мероприятие. Какие задачи были поставлены организаторами?

- В советское время конференции по бетону и железобетону проходили регулярно, поскольку бетон - основной строительный материал, он в строй индустрии сегодня имеет превалирующий вес. И поскольку технологии бетона постоянно развиваются, необходимо обмениваться свежей информацией, которая необходима как специалистам, ученым, так и строителям-практикам. Такие конференции позволяют обменяться мнениями между собой и определиться, как идет решение той или иной проблемы. Из докладов становится понятно, кто из ученых, исследователей и производителей на каком этапе исследований, разработок и практического применения тех или иных технологий находится. Эти задачи ставились и перед нынешней конференцией. К сожалению, сейчас мы не можем проводить такие форумы так же часто, как в советские времена по материальным соображениям. Сейчас периодичность проведения этих конференций - раз в пять лет.

- Какие наиболее интересные, с вашей точки зрения, темы прозвучали на конференции? Кстати, одной из весьма актуальных в нынешние времена тем - о железобетоне как факторе безопасности среды обитания - был посвящен ваш доклад.

- В пленарных докладах звучали постановочные вопросы, которые определяли роль бетона и железобетона в современном развитии не только строительства, но и общества в целом. Это касается и вопросов безопасности, о которых шла речь в моем докладе. Сегодня с точки зрения террористических актов строительство с использованием металла более опасно для высотных зданий. Например, торговый центр в Нью-Йорке, разрушенный в результате теракта, пострадал бы меньше, если бы его каркас был сделан не из металла, а из железобетона. Сегодня это ясно однозначно. Но в те времена, когда его строили, такие ситуации не могли предусмотреть, сегодня же их непременно приходится учитывать.

Актуальны проблемы безопасности и применения железобетона для различных инженерных сооружений, в частности для трубопроводов в нефтегазовой промышленности. Мы знаем, что металлический трубопровод разрушается лавинообразно - сразу вскрывается, словно консервная банка ножом. Железобетонные же трубы ведут себя иначе: железобетон разрушается локально и потому более безопасен.

Очень серьезные подвижки в связи с этим сегодня происходят с точки зрения проведения расчетов. Появилось такое чрезвычайно важное направление, как учет при проектировании прогрессирующего разрушения зданий. Это значит, что если какая-то часть здания будет разрушена, то не должно обвалиться все здание. Если 20 лет назад мы об этом только теоретически думали, то сегодня это стало практически задачей номер один - строить сооружения безопасные, а значит - исключить прогрессирующее разрушение. Первым "звонком", напомнившим о серьезности этой проблемы было обрушение аквапарка в Москве, когда после разрушения одной колонны произошло обрушение большей части кровли аквапарка, повлекшее человеческие жертвы.

В целом же в докладе было показано, как применение железобетона в тех или иных конструкциях здания может повысить его безопасность.

Очень актуальная тема, прозвучавшая на конференции - о проблемах восстановления недостроенных зданий. Ведь в постсоветский период долгие годы строительство у нас практически не велось, и многие здания, которые начали строить, оказались замороженными. Они так и стояли в полупостроенном состоянии под воздействием всех неблагоприятных факторов окружающей среды. Что с ними делать дальше? Имеет ли смысл достраивать или лучше его разрушить и построить заново? Чтобы ответить на эти вопросы, нужно провести комплексную диагностику. Диагностика, санация недостроенных зданий - это новое направление, нигде в мире такого долгостроя, как в России, не существует. Сегодня на этом направлении задействованы специалисты по диагностики, по коррозии, конструкторы-расчетчики, проектировщики и многие другие. Дополнительную сложность здесь создает то, что на эти здания, в том числе и на фундаментную часть, в большинстве случаев уже нет никакой технической документации, она утеряна и ее надо воссоздать заново. Провести полный комплекс таких обследований для долгостроя, на мой взгляд, сложнее, чем запроектировать новое здание с нуля. Тут ведь надо еще просчитывать и экономическую часть проекта. Вопрос очень не простой.

Огромной важности тема, которая была поднята на конференции, - защита бетона от коррозии. Это направление бурно развивается во всем мире, потому что значительная часть железобетонных конструкций в развитых странах была создана более полувека назад, это миллиарды кубических метров бетона! И большинство из этих конструкций и сооружений уже отслужили свой срок. Остро стоит вопрос - что с ними делать? Либо постепенно начинать выводить их из эксплуатации, либо как-то восстанавливать, защищать от дальнейшего разрушения.

Хочу подчеркнуть, что эти вопросы сегодня чрезвычайно актуальны во всем мире. Например, у американцев сегодня уже 50% транспортных сооружений - мостовых, дорожных и прочих, построенных в прошлом веке, - уже не пригодны к нормальной эксплуатации!

Подобные проблемы и со старыми жилыми зданиями. У нас это, в частности, пятиэтажки. Такие же вопросы надо решать с подземными инженерными коммуникациями из железобетонных конструкций.

А на фоне этой проблемы возникает еще более острый вопрос: а как новые конструкции из железобетона сделать более долговечными, чтобы проблема коррозии не возникала перманентно снова и снова, чтобы к нынешнему подвергшемуся коррозии и разрушению бетону не добавлялись новые сооружения, которые мы возводим сегодня? Ведь иначе этот процесс будет похож на снежный ком.

В связи с этим вопрос защиты бетона от коррозии становится краеугольным камнем в современном строительстве.

Эта проблема осложняется тем, что помимо коррозии самого бетона происходит и коррозия арматуры. Дело в том, что, пока бетон не поврежден, металл арматуры надежно защищен от коррозии, поскольку бетон - щелочная среда. Но если из-за коррозии бетона эта защита нарушена, то наступает и коррозия арматуры. При этом ржавчина разрушает слой прилегающего к арматуре бетона, он отслаивается и отваливается. В разных ситуациях в зависимости от того, где, в какой среде находится бетон, он испытывает разные виды коррозионного воздействия. Поэтому вопрос коррозии весьма непростой.

- Научились ли сегодня противостоять на вновь сооружаемых объектах коррозии бетонов? Что следует из докладов, сделанных на конференции?

- Конечно. Это направление бурно развивается, есть ряд успешных находок и в области первичной защиты, когда свойства бетона формируются так, что он уже готов к восприятию воздействий, вызывающих коррозию, и в области вторичной защиты - это меры, которые применяются к уже существующим изделиям и конструкциям. Можно отметить, что эти разработки вполне отвечают требованиям сегодняшнего дня, но это совсем не значит, что они будут отвечать и завтрашнему дню. Здесь важно не остановиться. В науке, как при езде на велосипеде: стоит остановиться - упадешь!

Если говорить о защите арматуры, то за рубежом сейчас широко применяют либо ее поверхностную химическую обработку, благодаря которой на ней образуется слой, не восприимчивый к коррозионным воздействиям, либо используют метод нанесения полимерного защитного слоя. На Западе считают, что это целесообразно, потому что затраты на защиту от коррозии ничтожны по сравнению с теми, которые нужны будут в результате разрушительного действия коррозии. А у нас еще с советских времен считают лишь затраты сегодняшние, а о том, что экономия по мелочам сегодня приведет к солидным затратам завтра - не привыкли задумываться. Думаю, что только тогда, когда мы научимся отвечать за завтрашний день, ситуация у нас в стране будет меняться к лучшему. Причем не только в строительстве, но и во всем.

- А что, на ваш взгляд, было недостаточно полно отражено на форуме из того, на что следует обратить серьезное внимание?

- К сожалению, почти не развивается в нашей стране такое важное направление, как фибробетон. Это бетоны, армируемые фиброй, - металлической, синтетической, минеральной и т.д. Фибра, введенная как наполнитель с нерегулярной структурой, позволяет бетону работать на растяжение так, как будто он армирован во всех направлениях.

В мире ведется много исследований на эту тему, поскольку очень важны и длина, и толщина волокон, и их состав, равномерность распределения в бетоне. У нас же это направление приходит в упадок, во всей стране остались единицы специалистов по фибробетону.

- В чем особенности и преимущества фибробетона?

- Поскольку фибробетон армирован во всех направлениях, объемно, а не так, как обычный бетон, - в определенной зоне, - то его свойство и по растяжению, и по сжатию одинаковы во всех направлениях.

У фибробетона есть целый ряд преимуществ перед традиционным. Например, обычный бетон в тех местах, где нет арматуры, можно разрушить ударным воздействием. Фибробетон таким образом разрушить невозможно, потому что он во всех направлениях по всей толще армирован фиброй. Он имеет совершенно иную прочность, другую вязкость, устойчивость к механическим и динамическим воздействиям, в частности к взрыву. У нас в стране его начинали активно использовать для изготовления банковских хранилищ, поскольку он обладает взрывной вязкостью. В наш век расцвета терроризма фибробетон мог бы оказаться как нельзя более кстати при сооружении ответственных объектов. Кроме того, он более, чем обычный бетон, защищен от воздействия коррозии.

- В каких сооружениях фибробетон может быть вне конкуренции?

- Это военные, транспортные сооружения (опоры, несущие части мостов, транспортных эстакад, монорельсовых дорог и т.д.) - там, где бетон высоконагружен, сжат. Потому что сжатие - это работа в трех направлениях. Сегодня конструкции такого типа армируются либо спирально, либо иным способом, но как минимум в двух направлениях. Бывают сооружения столь высоконагруженные, что мы вынуждены конструкцию чрезвычайно густо армировать. В такую густоармированную конструкцию очень сложно уложить бетон. Вот тут и пришел бы на выручку фибробетон. В таких случаях можно часть армирования передать на фибру, а часть - выполнить традиционным методом. Словом, варианты могут быть разными.

В зарубежной практике фибробетон - это уже индустрия, причем не только фибробетона, но и фибры, - там она продукт промышленного производства, а не случайный отход, как у нас.

- Чем можно объяснить невостребованность у нас столь современного и эффективного строительного материала?

- Малой востребованностью. А она объясняется тем, что и проектировщики, и архитекторы, и заказчики плохо осведомлены о возможностях этого материала. Пройдет еще 5-7 лет, мы и фибробетон вынуждены будем закупать на Западе. Собственно, саму фибру уже закупаем для тех относительно редких "банковских" случаев - ведь у нас в стране ее никто не производит.

Кроме того, у нас нет современной нормативно-технической базы для проектирования сооружений из фибробетона. Старая база, советская, - слабая, ее нужно приводить в современный вид. Но на это должны быть деньги и кто-то, кто готов потратиться. Здесь все изменится тогда, когда этим материалом заинтересуется рынок. Замечу, что на зарубежных выставках и конференциях вопрос по фибробетону звучит очень громко. Но на нашей нынешней конференции эта тема выглядела очень блекло.

- На конференции присутствовало немало иностранных участников. Какова их роль в работе форума?

- Общение с зарубежными специалистами для нас очень важно во многих отношениях. Но особенно интересно слышать, когда зарубежный ученый рассказывает с трибуны конференции о том, что он сегодня занимается решением вопросов, которые дадут отдачу обществу через многие годы, порой - через десятилетия! Он увлечен этим, труд его обществом востребован, оно оценивает его, дает ему адекватное вознаграждение. У нас же, к сожалению, ничего подобного нет, вопросами перспективы наука практически лишена возможности заниматься.

Кроме того, мы смотрим на западных коллег еще и с тем прицелом, чтобы лучше понять, как тот или иной процесс, та или иная проблема должны выглядеть в индустриально развитом обществе. А они, когда к нам приезжают, смотрят на нас как на рынок, в который им нужно интегрироваться. Пытаются понять, что здесь можно предложить.

Однако, говоря об иностранном влиянии на нас, нужно обратить внимание на то, что для России здесь таится определенная опасность, которую мы упорно не хотим замечать - строительная отрасль все больше попадает в технологическую зависимость от Запада.

К примеру, в вопросах химических добавок для бетонов у нас сегодня полный провал: своих химических добавок современного уровня, можно смело сказать, - в России нет совсем. Они все импортные, они все привозятся из-за рубежа. Начали немного выпускать у себя лакокрасочные материалы, но они тоже идут под иностранными марками. По западным технологиям выпускаются и сухие смеси...

Вот мы сегодня нередко говорим: импортозамещающую продукцию мы производим у себя. А какая она импортозамещающая, если мы ее производим на импортном оборудовании, по импортной технологии и на импортном исходном сырье, поскольку их оборудование "признает" только их сырье? Это зашоривание, мы искусственно не замечаем того, что становимся технологически зависимыми от западных технологий. Технологическая зависимость не просматривается "невооруженным глазом", однако это на самом деле сильный экономический рычаг. У нас в строительстве сегодня, к сожалению, замечать этого никто не хочет. А это очень опасная тенденция, ведь строительная отрасль реально - одна из крупнейших отраслей экономики. И если учесть, что она наиболее бурно развивающаяся из крупных отраслей, то такая зависимость очень опасна для крупномасштабной экономики!

Все знают, что наша промышленность строительных материалов не готова обеспечить те задачи строительства, которые поставлены Президентом - например удвоение объемов жилищного строительства. Эксперты оценивают, что сегодня эту задачу промышленность стройматериалов может обеспечить лишь не более чем на 50%. То есть второй отечественной "половины" нет. Где же ее взять? Самый простой вариант - открыть ворота для западных производителей и они опять въедут сюда со своими заводами, построят их на свои деньги и начнут насыщать рынок якобы нашей отечественной продукцией. Но это - очевидный монополизм... А к чему он приводит, думаю, пояснять не надо.

- Можно ли в наших условиях вернуть нам производство тех же добавок для бетонов, других материалов?

- Конечно, можно! Думающие экономисты, к примеру, предлагают на средства стабилизационного фонда закупать на том же Западе оборудование и технологии, но запускать их здесь уже своими силами, как свои. А не пускать к нам западные фирмы, чтобы те строили здесь свои заводы и эксплуатировали их на нашей территории. Стройиндустрии это касается прежде всего в части химической составляющей - добавок, лакокрасочной продукции, ингибиторов коррозии...

Чувствуете разницу? Не иностранный завод в России с иностранной (да еще не факт, что самой современной) технологией, а российский, с приобретенной (то есть тоже ставшей теперь нашей) самой передовой на сегодняшний день технологией! Кстати, именно так сейчас поступают китайцы.

- Андрей Иванович, конференция проходила одновременно с 50-й неделей RILEM. Какую пользу принес этот тандем форуму бетонщиков?

- RILEM - это одно из крупнейших мировых сообществ материаловедов в области строительства. Они на конференции изложили нам достижения в получении новых материалов, в частности бетона и железобетона, достижения в технологии исследования этих материалов, рассказали о новых методиках, новом оборудовании и т.д. Они дали нам определенный объем знаний, которые иначе было бы получить просто невозможно.

Практический итог нашей совместной работы - тот, что в качестве физических членов в RILEM на конференции вступило без малого 30 человек. И очень важно, что это в основном представители регионов. Что им дает членство в RILEM? Вступив в него, они будут получать по прямым каналам самую свежую информацию о том, что происходит в отрасли, новые статьи, участвовать в работе международного союза экспертов, их будут приглашать на заседания за рубеж.

- Вернемся к конференции. Каково ее значение в целом?

- Мы считаем, что эти конференции дают очень весомые результаты.

Во-первых, мы издаем сборники трудов конференции, которые дают специалистам концентрированное представление о научно-техническом состоянии всей отрасли. Поскольку мы привлекаем зарубежных участников и там есть доклады, которые переведены на русский язык, можно сопоставить мировой опыт, мировую практику с нашей.

Во-вторых, специалисты отрасли в регионах сегодня, как правило, испытывают информационный голод по нашей тематике. А на конференции они получили великолепную возможность лично задать вопросы специалистам мирового уровня, обсудить заинтересовавший доклад с его автором, получить все печатные материалы. Весь этот массив информации участник конференции возьмет с собой и будет с ним у себя дома работать. Очень важным считаю, когда приезжают ведущие исследователи по бетону и железобетону мирового значения, как, скажем, RILEM, специалисты Международной федерации по бетону. Они делают обобщающие доклады, и хотя не вкладывают в них техническую суть, но они позволяют специалисту понять, куда движется развитие того или иного направления, каковы результаты этого движения, каковы перспективы, что нового появилось и т.д. Это - бесценный информационный материал, который благодаря конференции смогли получить многие специалисты в короткое время и в достаточно полном объеме.

В-третьих, конференция - это своего рода наша реклама, напоминание нашей отрасли всему сообществу о том, что мы есть, дееспособны, существуем. Это способ еще раз сказать о том, в чем мы хотим и можем быть полезны государству и обществу. А обществу - повод еще раз оценить нас и посмотреть те возможности, которые открывают перед ним достижения отрасли.

Таков социальный, экономический и политический аспекты этих конференций. Как правило, резонанс от подобных конференций длится не менее чем два года.

Очень важны и практические итоги конференции. Сегодня в значительном количестве появились крупные строительно-промышленные объединения, которые ориентированы на самофинансирование. Они сами для себя проектируют, сами строят и нередко сами же эксплуатируют построенное. Они заинтересованы в том, чтобы все у них было эффективно спроектировано и построено, чтобы затем можно было эффективно эксплуатировать эти здания и сооружения. Поэтому присутствие на нашей конференции таких фирм особенно важно, поскольку их как раз заботят не только сиюминутные интересы, но и отдаленные перспективы возведенных ими объектов. Для нас, ученых, специалистов-бетонщиков, очень важно показать, что мы уже сегодня можем комплексно решать поставленные ими задачи. И они тоже, охотно приезжая на конференции, хотят заявить о себе, наладить контакт. У них есть и деньги, и желание заниматься этими вопросами. Происходит сближение между бизнесом и научно-технической общественностью. На нынешней конференции было очень много таких заинтересованных фирм, она стала по-настоящему масштабной. Сравните: если на прошлую конференцию мы привлекли около 350 специалистов, то сейчас заявок было около 900, а лично приняли участие более 650 человек. Мри этом была и заочная форма участия, когда люди покупали труды конференции, не приезжая на нее лично.

Интерес к конференции был совершенно очевидный, были представители из самых разных регионов - с Дальнего Востока, из Сибири, из Башкортостана - со всех уголков России, причем были, как я уже отметил, не только специалисты-ученые, но и строители, представители бизнеса и т.д. Уже на конференции в процессе общения возникали предложения о взаимном сотрудничестве, так что, я думаю, результаты этого форума будут гораздо более весомыми, чем прошлого.

- Если польза от конференций столь высока, нельзя ли проводить их чаще, чем раз в пять лет?

- К сожалению, такие конференции с финансовой точки зрения не рентабельны, в прошлый раз НИИЖБ принял на себя значительные расходы. Эту конференцию благодаря группе спонсоров мы смогли сделать менее убыточной. Поэтому говорить о более частом проведении пока не приходится.

И все же хочу подчеркнуть, что это некоммерческое с точки зрения финансов мероприятие приносит поистине бесценные плоды с точки зрения пропаганды наших разработок, поиска новых контактов и контрактов, с точки зрения проведения в жизнь новых научно-технических направлений и идей.


Ваше мнение:


Введите код:
LobzikovRU